Управление рисками интеллектуальной собственности в авиастроении

Доклад В.Н. Лопатина, директора РНИИИС, доктора юридических наук

   Аннотация: В докладе  анализируется причины, почему в России систематически срываются сроки и не достигаются ожидаемые результаты в политике, экономике  и законодательстве при решении проблем   формирования современного цивилизованного рынка интеллектуальной собственности как одного из ключевых условий инновационного развития и комплексной модернизации национальной экономики. Обосновываются предложения по  совершенствованию государственного регулирования в этой сфере при создании  единого органа администрирования.   Подробно на основе сравнительного анализа  более 20 федеральных законов и норм международного права,  данных  практики их применения во всех трех предметных областях, установленных ГК РФ для интеллектуальной собственности (правовая охрана,  использование/коммерциализация и правовая защита) исследуются  проблемы и «закладки» в национальном законодательстве и   их причины,  предлагаются пути  решения. Автор анализирует   систему показателей  оценки результативности научных исследований и разработок и их значение  для формирования экономики интеллектуальной собственности как условия инновационного развития на примере авиационной промышленности.

   Ключевые слова: государственное регулирование, риски интеллектуальной собственности, инвестиции, инновационные проекты, рынок  интеллектуальной собственности, система показателей,  оценка результативности,  научные исследования и разработки,  унификация, термины, коллизии, стандарты, правовая охрана,  использование, оборот, правовая защита, юридическая ответственность.

   С переходом развития человечества в рамках ноосферы (по Вернадскому) в эпоху господства интеллекта и результатов его творчества, роль и значение интеллектуальной собственности как мерила экономической ценности этого творчества существенно возрастает. За последние полвека мировой истории  в этой  области отношений сложились  определенные закономерности их развития, которые нельзя игнорировать и важно учитывать при определении политики, правил и процедур государственного регулирования в целях достижения нового качества жизни  на основе определения ключевых национальных показателей безопасного развития в рамках стратегического планирования.

   1. Роль рынка интеллектуальной собственности в торговле. Структура мировой торговли в условиях перехода к новому шестому технологическом  укладу и  обострения конкурентной борьбы  имеет устойчивую тенденцию к изменению в пользу роста доли рынка интеллектуальной собственности (в н.в. 15% ВВП). При этом происходит реструктуризация этого сектора рыночных отношений. В условиях продолжающегося мирового кризиса патентной системы доля беспатентных продаж увеличилась  в несколько  раз (в н.в. более 80 процентов),  что не требует патентования  и обязательной государственной регистрации сделок. Доля коммерциализации интеллектуальной собственности, охраняемой патентами,  по-прежнему ничтожно мала и составляет в России все эти годы  ничтожна мала (из 270 тыс. действующих российских патентов продается около 2%, каждый второй патент при сроке действия в 20 лет прекращается через несколько лет после его  выдачи). Это предполагает существенную корректировку государственных стратегий и политик корпораций/организаций при формировании учетной политики, выборе способа правовой охраны создаваемых результатов интеллектуальной деятельности в научно-технической  сфере, в т.ч.  при бюджетном финансировании в интересах дальнейшей коммерциализации интеллектуальной собственности.

Десятилетний успешный опыт работы РНИИИС (с 2013.г. – Корпорации интеллектуальной собственности РНИИИС) на основе единой технологии формирования, использования и защиты интеллектуальной собственности предприятия/организации в рамках «одного окна» (технологии МКД) показал, что в инновационных проектах интеллектуальную собственность можно и нужно  успешно продавать: начиная от сборки самолетов из иностранных комплектующих (проекты ОКБ Сухого и ЗАО «Гражданские самолеты Сухого»); при  использовании в  конечном производстве отдельных узлов и агрегатов, в т.ч.  в рамках ВТС (НПО «Восход»)  и при реализации политики импортозамещения  на примере отечественной цифровой   технологии  организации производства на авиапредприятия   («Авиастар -СП»). Всего по этой технологии  с участием Института продано интеллектуальной собственности на суму более 20 млрд. руб.

   2. Роль рынка интеллектуальной собственности для инновационного развития. Обусловленность дальнейшего инновационного развития наличием цивилизованного рынка интеллектуальной собственности давно признана в США, Японии,  Германии, затем в середине 1990-х годов в  Китае, в 2010г. – в РФ, в 2011г. – в Европейском Союзе. Сегодня лидирующие позиции в мировой торговле интеллектуальной собственности  и инновационного развития занимают страны АТЭС: Китай, США и Япония.  Производство высокотехнологичной продукции (товаров, услуг), выход с ней на мировые рынки, расширение международной интеграции стали для большинства развитых стран важнейшей стратегической моделью и "локомотивом" экономического роста.

При ежегодных инвестициях в инновации в мире более 1,3 трлн. дол. США, в ближайшее время  следует ожидать роста конкуренции в сфере экономики интеллектуальной собственности, т.к. она обеспечивает дополнительные конкурентные преимущества ее правообладателям, в т.ч. при создании и использовании инновационных  технологий,   производстве и реализации инновационной продукции. В научно-технической сфере и высокотехнологичных производствах, к каким, без сомнения, авиапромышленность, интеллектуальная собственность играет важнейшую роль как механизм создания добавочной стоимости (доля интеллектуальной собственности составляет до 10-15% от цены реализуемой продукции), как средство капитализации активов предприятий и организаций (через нематериальные активы – до 30-50%)  и как инвестиционный ресурс (где под залог интеллектуальной собственности предоставляют кредиты, займы и банковские гарантии, а также она может выступать источником софинансирования, в т.ч. в рамках госконтрактов). Рынок интеллектуальной собственности  обеспечивает баланс интересов авторов, вузов, научных центров, предприятий и инвесторов/заказчиков в воспроизводстве инновационных технологий и конкурентоспособной продукции на их основе.

По данным Минэкономразвития России, например, ФЦП «Развитие гражданской авиационной техники России на 2002-2010 годы и на период до 2015 года» входит в первую десятку среди более 50 ФЦП (2-е место после Роскосмоса), где большая часть бюджетных средств выделяется на проведение НИОКР ( в отдельные годы более 97 %).

Постановлением  Правительства РФ от 15.04.2014 N 303  данная  ФЦП (131 млрд. рублей) была включена   в состав   государственной  программы Российской Федерации "Развитие авиационной промышленности на 2013 - 2025 годы" , наряду с 8 подпрограмми с финансированием за счет средств федерального бюджета. 

Реализация Программы будет способствовать также развитию  как отраслевых  технологических платформ, так территориальных инновационных авиакластеров (5) в Российской Федерации (одним из успешных примеров таких кластеров может служить Ульяновский авиакластер). В Ульяновской области через пять лет поставлена  задача увеличить долю  65 предприятий авиакластера  в региональном валовом продукте  с 8 до 30 процентов, т.е. в четыре раза.  Не случайно, по-видимому, Президент России В.В. Путин дает высокую оценку, называя  Ульяновскую область в перечне пяти  регионов страны с наибольшим инновационным потенциалом.

   3. Критерии эффективности и  показатели. Ключевым звеном государственного регулирования в сфере интеллектуальной собственности сегодня являются критерии эффективности и  показатели инновационной деятельности.  Официальными показателями для оценки эффективности вузов, научных центров, предприятий, в том числе в ОПК, при выполнении госконтрактов сегодня стали, в рамках так называемой «экономики знаний»,  публикации, диссертации, семинары, конференции и в последние три года - заявки на патенты и патенты.

Например, в 2013-2014 годах по трем важнейшим госпрограммам развития науки и технологий (Минобрнауки России), инновационной экономики (Минэкономразвития России), развития промышленности (Минпромторг России)  в числе основных показателей  «освоения» 4 трлн. рублей на период до 2020 года заявлены: внутренние затраты на исследования и разработки в процентах к ВВП и рост доли внебюджетных средств (до 50%), число публикаций/цитирований  в научных  изданиях и число патентов/заявок на 10 тыс. человек населения (коэффициент изобретательской активности).  Показателями развития  научных исследований, в т.ч. фундаментальных,  как и в государственной  программе РФ "Развитие авиационной промышленности на 2013 - 2025 годы" определены также   публикации и патенты.

С созданием Евразийского экономического союза с 1 января 2015г., этот курс на бесплатный экспорт отечественных  разработок в виде «информационного сырья»  был сохранен. В перечне 338 статистических показателей официальной статистической информации, предоставляемой Евразийской экономической комиссии уполномоченными органами государств - членов ЕАЭС, отсутствуют экономические показатели в отношении использования и коммерциализации интеллектуальной собственности, в т.ч. при создании добавленной стоимости в промышленном производстве,  во внешней торговле и инновационной деятельности.

По этим показателям Россия лидирует в мире:  по числу ученых (ежегодно 30 тысяч ученых получают дипломы докторов и кандидатов наук), по числу публикаций и их цитированию  в области математики, физики и химии РАН занимает первое место в мире, но имеет практически нулевую экономическую отдачу; за последние 10 лет  внутренние национальные расходы на науку увеличились в более чем 10 раз (с 46 до 600 млрд. руб.) – 8 место в мире; по числу патентных заявок и получаемых патентов – 6-8 место в мире. В то же время Россия имеет только 0,3 % продажи доли наукоемкой продукции в мировой торговле, а до 90% средств на модернизацию отечественной промышленности  уходит  за рубеж на закупку импортных технологий, оборудования и продукции, зачастую далеко не самых современных.

Реализация задач инновационного развития  по данным показателям закрепляет курс на усиление  импортозависимости  по всем базовым отраслям экономики, имитацию инновационной активности   по числу  заявок на получение патента и самих патентов без учета уровня коммерциализации исключительных прав на эти технические решения в инновационном процессе. Это не отвечает национальным интересам инновационного развития и задачам реиндустриализации национальной  промышленности преимущественно на основе отечественных технологий.

Необходимо менять систему оценок и индикативных показателей.  В дополнение к информационным показателям (число публикаций и патентам),  через которые  мы бесплатно извещаем весь мир о своих достижениях, должны прийти   показатели экономики интеллектуальной собственности. Среди них можно выделить следующие:

  • доля охраняемых  результатов интеллектуальной деятельности, полученных в общем объеме НИОКР из всех источников финансирования (ежегодное увеличение на 5-10% до достижения мирового уровня); 
  • использование в качестве объекта рыночных отношений исключительных прав на  все виды объектов интеллектуальной  собственности, в т.ч. за рубежом  (20 вместо 3-5 в настоящее время);
  • доля интеллектуальной  собственности в структуре цены инновационной продукции, в т.ч. в рамках госзаказа (не менее 10%, в настоящее время  практически отсутствует);
  • доля договоров коммерческого использования интеллектуальной  собственности к ее общему объему (увеличение на 5-10% ежегодно до достижения мирового уровня по категориям объектов от авторского права до изобретений, охраняемых патентами, и ноу-хау);
  • объем выплаченных вознаграждений авторам за создание и использование результатов интеллектуальной  деятельности;
  • доля нематериальных активов при капитализации (увеличение на 5-10% ежегодно до достижения мирового уровня по категориям объектов и секторам экономики);
  • уровень контрафакта в продукции, реализуемой  на внутреннем рынке, в т.ч. из-за рубежа (снижение на 3-5 % ежегодно до достижения  уровня передовых стран);
  • полное обеспечение подготовленными кадрами в сфере  интеллектуальной собственности  всех органов власти федерального, регионального и муниципального уровня, учреждений, предприятий и организаций.

    4.  Учетная политика НИОКР и ее результатов. Переход от множества реестров и форм учета при выполнении НИОКТР в различных ведомствах к ведению единого реестра НИОКТР и полученных РНТД (Минобрнауки России) и единого реестра РИД (Роспатент) не решил главного вопроса: как эти РИД, полученные за счет бюджетных средств, можно использовать в производстве инновационной продукции. По-прежнему сохраняется разрыв между реестрами РИД (Роспатент и Минобрнауки); информацией о РИД (госзаказчики) и документацией, содержащей сами РИД. Причины  прежние: отсутствие специализированных структур и обученных специалистов во всех ведомствах-госзаказчиках; единых процедур и правил доступа к этой информации; единой методологии и методик комплексной (технологической, правовой и экономической) экспертизы по выявлению, идентификации РИД, содержащихся в документации, распределению прав на них и их правовой охране.

В единой федеральной базе данных  НИОКР,  включающей результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, проведенных  в РФ с 1982г. по  1.01.2015 г.,   зарегистрировано свыше  1,3 млн. НИР и ОКР. Из них  свыше 136 тыс.   было проведено  за последние 6 лет, по итогам которых в едином Реестре  учтено всего лишь около 17 тыс. РНТД. То есть на 10 НИОКР приходится  один потенциальный объект интеллектуальной собственности.

Государственный учет результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения ранее  осуществлялся  федеральными органами исполнительной власти, являющимися государственными заказчиками НИОКР  военного, специального и двойного назначения. С 2012г. в едином  реестре  РИД военного, специального и двойного назначения (ведется в Роспатенте) насчитывается свыше 22 тыс. РИД. Однако, на практике  в качестве объектов такого учета под видом РИД в большинстве случаев отражается научно-техническая и конструкторская документация, которая не относится к  объектам интеллектуальной собственности, а как информация на материальном носителе с 1 января 2008г. исключена из состава объектов гражданских прав, и, следовательно, не может быть объектом гражданского оборота.

Фактически это означает, что либо 9 из 10 НИОКР ничем не заканчиваются, судя по данным учетной политики, либо полученные при бюджетном финансировании результаты  официально не заявляются, а  служат основой «серого»  теневого оборота в интересах частных лиц, в том числе за рубежом.  

Если в 2000 году «теневой экспорт технологий»  достигал 50-60% всего экспорта интеллектуальной собственности, то в настоящее время, по данным проверок Счетной Палаты России, по результатам таких работ в сфере ОПК из страны налажен серый и теневой экспорт «информационного сырья», когда на 1 ввозимую иностранную технологию приходится 10 отечественных, вывозимых за рубеж. Такая «результативность» при освоении бюджетных средств в рамках ФЦП заставляет по-новому посмотреть на данные отчетов госзаказчиков и координаторов о своей работе.

В данных условиях для использования РИД при выполнении  госконтрактов, особенно в рамках гособоронзаказа   и военно-технического сотрудничества, необходимо срочное  проведение инвентаризации по выявлению и оформлению прав РФ  на РИД, содержащиеся в документации,  используемые и (или) созданные при выполнении госконтрактов.

В этой связи, хотелось бы обратить внимание на жесткую оценку  Президента России В.В.Путина по этим вопросам в последних Посланиях  Федеральному Собранию РФ, а также  на новеллу ГК РФ (с 1.10.2014г.),  что исключительное право на РИД, созданный по госконтракту до 1.01.2008 года и принадлежащий РФ или субъекту РФ, может быть закреплено за исполнителем работ, если госзаказчик не осуществит практическое применение (внедрение) этого результата до 1.01.2015 г.

Для реализации этой нормы нужна также инвентаризация и легализация РИД, полученных  по этим госконтрактам.

    5. Распределение прав на РИД при бюджетном финансировании. Ранее с момента первых декретов о национализации интеллектуальной  собственности (1918)  до 2003 г. действовало правило - все, что создано за счет госбюджета, принадлежит государству.  Указом  Президента РФ от 22 июля 1998г. №863  было поручено  Правительству РФ обеспечить закрепление за РФ прав на РНТД, полученные за счет средств бюджета, определить порядок использования РНТД, полученных по госконтрактам.

 С 1999г. по н/время - Постановлением Правительства РФ от 02.09.1999 N 982 (в ред. 2005г.) «Об использовании результатов научно-технической деятельности» установлено, что:  права на РНТД при бюджетном финансировании подлежат закреплению за РФ (на  изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, ноу-хау), если:

 -   права на такие результаты не включены в установленном порядке в состав приватизированного имущества;

 -  эти результаты не являются объектами исключительных прав физических или юридических лиц;

 -  на эти результаты не поданы в установленном порядке заявки на получение исключительных прав.

Постановлением  Правительства РФ №342  определены правила, что права на РНТД  закрепляются за РФ, в случаях, если:

 -  результаты научно-технической деятельности изъяты из оборота;

 -  РФ  приняла на себя финансирование работ по доведению РНТД до стадии практического применения (завершающейся этапом постановки продукции на производство, включающим подготовку производства, изготовление установочной серии и квалификационные испытания);

 -  исполнитель не обеспечил до истечения 6 месяцев после окончания НИОКТР  совершение всех действий, необходимых для признания за ним или приобретения им исключительных прав на РНТД;

 -  РНТД созданы в ходе НИОКТР во исполнение международных обязательств РФ.

Права на РНТД при бюджетном финансировании подлежат закреплению за РФ или по решению госзаказчикасовместно за РФ и исполнителем  - если данные результаты непосредственно связаны с обеспечением обороны и безопасности государства.

Проблемными здесь являются вопросы:

-  соотношение  РНТД и РИД, в том числе  объектов интеллектуальной собственности (поскольку ГК РФ не содержит понятия РНТД и не относит их в объектам исключительных прав и гражданского оборота);

- критерии определения непосредственной  связи  полученных РИД с обеспечением обороны и безопасности государства, чтобы уменьшить область усмотрения чиновников госзаказчика при принятии  решения о распределении и совместном закреплении   прав на РИД  за РФ и исполнителем;

- соотношение и обусловленность источником и объемом финансирования госконтракта принятия  решения о распределении и совместном закреплении   прав на РИД  за РФ и исполнителем.

Сегодня позиции госказчиков и органов надзора здесь нередко расходятся. Нормы ГК РФ  прямо предусматривают  при заключении  госконтрактов  и распределении прав на полученные при этом результаты два основных случая  финансирования:

1)за счет средств федерального бюджета (что определяет 100% финансирование госконтракта из бюджетных средств);

2) «за счет бюджетных средств и внебюджетных источников финансирования» ИЛИ  «с привлечением средств федерального бюджета»  (что определяет софинансирование госконтракта из бюджетных средств и внебюджетных источников).

При  отсутствии  специальных норм  надлежит руководствоваться нормами Общей части обязательственного права (ст. 321, 322 ГК). То есть в  случаях софинансирования  исполнитель выступает в качестве созаказчика  и, по общему правилу, имеет имущественные права  на полученные при этом РИД пропорционально  доли в софинансировании данного госконтракта. 

Здесь было бы важно иметь квалифицированную позицию, в т.ч. высших судебных инстанций для разрешения   таких правовых коллизий.  Кроме того, по-видимому, необходимо  «Правила разработки модернизации военного вооружения, военной и специальной техники за счет средств организаций и частных инвесторов»  (документ разработан и утвержден Военно-промышленной комиссией РФ), принять нормативным актом Правительства РФ.

    6. Управление правами РФ на РИД. Несмотря на принятые  Постановления  Правительства РФ № 233 от 22.03.2012 и  №458 от 30.05.2013, утвержденные ими для госзаказчиков правила управления правами государства  на результаты интеллектуальной деятельности по-прежнему пока эффективно не работают.

По итогам проведенных Роспатентом контрольных мероприятий в 2012 - 2014 годах в организациях ОПК России было выявлено, что по итогам выполнения проверенных госконтрактов  с общим объемом бюджетного финансирования 137 млрд. рублей на  баланс проверенных предприятий поставлены права на 137 результатов интеллектуальной деятельности общей стоимостью 630 млн. руб., что составляет всего 0,46 % от суммы затраченных на их создание бюджетных средств.

При этом  за период осуществления контрольных мероприятий в отношении организаций оборонно-промышленного комплекса (с 2012 года) не было выявлено ни одного случая введения в гражданско-правовой оборот прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные при выполнении работ по государственным контрактам (при том условии, что по проверенным в 52 организациях за указанный период 334 государственным контрактам создано 597 результатов, обеспеченных правовой охраной).

Очевидно, что требуют срочной   разработки и  принятия механизмы  распоряжения правами государства  на РИД, включая порядок отчуждения и внесения  в уставный капитал,  передачи  в залог исключительных прав  на такие РИД.  В связи с этим, необходимы  единая методология и механизмы оценки результативности российской науки и эффективности реализации госпрограмм инновационного развития с позиций стратегического аудита и аудита эффективности экономики интеллектуальной собственности (в т.ч. создания добавочной стоимости, капитализации нематериальных активов и обеспечения   инвестиций). 

    7. Правовое регулирование. Кодификация так и не разрешила сложнейшую проблему и  сохранила неопределенность в отношении служебных результатов интеллектуальной деятельности, когда права на результат, созданный одним субъектом, принадлежат другому. В частности, до настоящего времени отсутствует единообразное решение таких важных вопросов, как правовой режим служебных результатов интеллектуальной деятельности, служебного задания, служебных обязанностей и функций, исключающих противоречия и разночтения, и их соотношение с правами на результаты интеллектуальной деятельности, созданные при выполнении государственного (муниципального) заказа; принципы свободного использовании результатов интеллектуальной деятельности (ограничения интеллектуальной собственности) и  исчерпания прав; возможность параллельной правовой  охраны отдельных результатов интеллектуальной деятельности разными способами.

Вместе с тем,  поправки и изменения, внесенные в ГК РФ в 2013-2014г.,  позволили выявить  новые определенные  правовые нормы – «закладки», которые действовали и действуют в российском законодательстве  в интересах США и других конкурентов на мировом рынке интеллектуальной собственности,  предпочитающих видеть Россию и другие страны СНГ в качестве покупателей импортных технологий и продукции, а не продавцов своей  интеллектуальной собственности.

Так в  результате законодательных поправок (2006г.)  национальный рынок  имущественных прав на ноу-хау, который к 2008г. только начал формироваться с учетом трехлетней практики действия закона «О коммерческой тайне», был свернут. За это же время, доля продаж  прав на ноу-хау за рубежом существенно выросла, и сегодня составляет вместе с авторскими и смежными правами около 80% от всего объема «четвертой корзины» интеллектуальной собственности   в мировой торговле, доля которой  в рамках ВТО также  выросла в этом столетии почти на порядок. По-прошествии семи лет, по инициативе Президента России парламент восстановил прежние нормы в этой области, хотя этого можно было  избежать, т.к. в 2006-2007 годах ученые и специалисты неоднократно поднимали этот вопрос и обращали внимание на ошибочность принимаемого решения. Ранее ценой другой  «ошибки», исправленной также по инициативе Президента России,  за пять лет действия законодательного запрета на создание малых  инновационных предприятий  в вузах и научных организациях, введенного по инициативе Минобрнауки России,  стали тысячи нереализованных инновационных проектов в вузах и научных организациях России.

В 2014 – 2015гг. вводятся в действие новые правовые нормы-«закладки» в национальном законодательстве, введение которых в действие будет, по экспертным оценкам, существенно тормозить реализацию заявленных инновационных процессов. Так,  новелла п.3 ст. 1227 ГК РФ о  том, что  к интеллектуальным правам с 1.10.2014г. не применяются положения раздела  II ГК  «Право собственности и другие вещные права», если иное не установлено  разделом VII  ГК, практически вводит запрет на использование в сфере интеллектуальной собственности таких общегражданских институтов, как общая собственность; долевая собственность и ее раздел; право хозяйственного  ведения и  право оперативного управления; распоряжение в казенном предприятии и учреждении; приватизация и др. 

В целях обеспечения  конкурентоспособности национальных предприятий и организаций в рамках ВТО и усиливающейся недобросовестной конкуренции со стороны ряда зарубежных стран (прежде всего, США и ЕС) следует предусмотреть активное использование института национальной и межгосударственной стандартизации:

- ускорить рассмотрение и принятие федерального закона «О стандартизации», предусматривающего   введение правила «нормативной ссылки», при котором применение стандарта из добровольного становится обязательным;

- госзаказчикам, корпорациям, предприятиям, вузам и  научным организациям активнее использовать принятые национальные стандарты в сфере интеллектуальной собственности: ГОСТ Р 55386 – 2012. Термины и определения; ГОСТ Р 55385 – 2012 Научные произведения; ГОСТ Р 55384 – 2012 Научные открытия, а также ускорить принятие и введение в действие нового стандарта ГОСТ Р «Интеллектуальная собственность. Распределение интеллектуальных прав между заказчиком, исполнителем и автором на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, создаваемые и/или используемые при выполнении НИОКТР»;

 - с учетом явной недостаточности бюджетных средств и актуальности разработки, принятия и введения в оборот национальных стандартов для промышленности в рамках программы национальной стандартизации на 2015-2017гг., предложить Минпромторгу России и государственным корпорациям, в т.ч. ОАК выступить созаказчиками этой работы в интересах дальнейшей стандартизации  правил формирования, оборота (коммерциализации) и защиты  интеллектуальной собственности в ОПК (служебные результаты интеллектуальной деятельности и вознаграждение за них, управление интеллектуальной  собственностью  в государственной академии наук, таможенная защита интеллектуальной  собственности, управление  интеллектуальной  собственностью  в университете, в т.ч.   при дистанционном обучении; управление интеллектуальной  собственностью  в государственной корпорации; управление интеллектуальной  собственностью  в рамках гособоронзаказа, военно-технического сотрудничества и при использовании технологий двойного назначения в гражданском секторе экономики);

- предусмотреть в планах межгосударственной стандартизации на 2015-2017 годы принятие на  их основе    межгосударственных стандартов;

-  при сертификации системы менеджмента качества для предприятий по вопросам гособоронзаказа предусматривать вопросы правовой охраны, использования и  защиты интеллектуальной собственности;

- ускорить   создание в 2015 г. межгосударственного  технического комитета   по стандартизации  в сфере  интеллектуальной собственности на базе национального технического комитета по стандартизации «Интеллектуальная собственность» ТК-481 (с юрисдикцией  для СНГ,  стран ЕАЭС и  Таможенного союза) и подкомитета/ международного комитета  по интеллектуальной собственности.

    8.  Защита прав РФ в сфере интеллектуальной собственности. Объектами секторальных санкций со стороны США, ЕС и ряда других стран  стали, прежде всего, предприятия и корпорации авиапромышленности и ОПК России. Это усиливает значимость и необходимость правовой защиты прав и законных интересов РФ в сфере интеллектуальной собственности, в т.ч. за рубежом.

Проблемными здесь являются вопросы:

- выбор способа правовой  охраны в условиях кризиса мировой патентной системы и изменения структуры рынка мировой торговли (80% беспатентные  лицензионные продажи);

- выбор способа правовой защиты.

 Сегодня возможности  международной таможенной защиты национальных интересов и прав РФ в сфере интеллектуальной собственности практически не используются. В рамках Таможенного союза единого реестра объектов интеллектуальной собственности   за три года с момента принятия решения так и не создано.  Единый национальный таможенный реестр  (ТРОИС)  как и  таможенный реестр при экспорте продукции военного и двойного назначения ФТС России не соотносятся с  Единым реестром РИД военного, специального, двойного назначения  Роспатента.  В Таможенном реестре  только 30 объектов авторского права, а в остальном  это реестр средств индивидуализации (прежде всего, товарных знаков).

По международному праву, мы можем включать в область таможенной защиты только четыре категории объектов интеллектуальной собственности, то есть четыре категории  охраняемых РИД. Это объекты авторского права, объекты смежных прав, объекты средств индивидуализации (товарные знаки и наименования мест происхождения товаров). А объектами учета в реестре Роспатента, как правило, у нас выступает то, что охраняется патентами, либо, по большей части, не охраняется вовсе. Это та дилемма, которая не дает возможность использовать таможенную государственную и международно-правовую защиту наших интересов, в том числе при военно-техническом сотрудничестве. Здесь возможны минимум два  подхода в решении этой проблемы.

Во-первых, изменить форму официальной отчетности и способ правовой охраны РИД с государственной регистрации через патентование на использование объектов авторского права и смежных прав, выявленных и  содержащихся в РНТД. Тогда появляется возможность международно-правовой охраны, которую можно включать как уже формальное требование внесения в соответствующие таможенные реестры объектов интеллектуальной собственности на всех уровнях в любой стране мира и требовать таможенной защиты в рамках Всемирной таможенной организации, поскольку тогда эта норма будет действовать.

Второй подход использовала Украина (не без участия своих иностранных консультантов в лице США). В 2012 году Украина  официально своим внутренним национальным актом вносит изменения в перечень объектов таможенной защиты интеллектуальной собственности,  куда наряду с четырьмя указанными видами объектов таможенной защиты интеллектуальной собственности (объекты авторского права, объекты смежных прав, товарные знаки и наименования мест), включаются объекты патентной охраны – изобретения, полезные модели.  Тем самым,  включаются  механизмы таможенной защиты,  как при экспорте, так и при  импорте.

Если второй способ требует изменения на уровне норм международного права, на уровне национального законодательства и согласования на уровне в последующем в международных соглашениях, то первый способ вообще ничего не требует. Он дает возможность, что немаловажно,  в рамках существующих компетенций и финансовых ресурсов, закреплять права РФ в лице госзаказчиков на РИД военного, специального и двойного назначения, декларируя их как объекты авторского права и  смежных прав, последующего включения их в  единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности  при экспорте продукции военного, специального, двойного назначения и защиты потом за рубежом прав на них, используя механизмы таможенной, в т.ч. международной правовой защиты.

Возникает вопрос почему мы этого не делаем?  В чьих интересах такая ситуация, когда мы не берем и не используем открытые, по сути дела, решения, по которым идет весь мир? По всей видимости, надо эти процессы видеть, проблемы называть, и находить возможные способы их решения, особенно те, которые  на деле не требуют никаких финансовых дополнительных затрат.

Когда  мировой технологический рынок уже поделен, и нам изначально отводится, в лучшем случае, место сборки продукции по иностранным технологиям, зачастую далеко не самых современным и по ценам, порой, в разы, превышающим рыночные, что заранее делает производимую на этом оборудовании  продукцию неконкурентоспособной  на мировом рынке,  чтобы изменить эту ситуацию, быть продавцами, а не покупателями  надо быть готовым и уметь бороться за свои национальные интересы и формировать, в первую очередь, свой сегмент  рынка интеллектуальной собственности по евразийской оси (в рамках Союзного государства- Таможенного Союза -  ЕврАзЭС- СНГ – ШОС - БРИКС).

РНИИИС

 

ТК-481

Новости

Мероприятия

 Контакты

115184, Москва, ул. Большая Татарская, 35с3

Тел./факс: +7 (499) 238 40 83

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

2012 Управление рисками интеллектуальной собственности в авиастроении - РНИИИС (Республиканский НИИ интеллектуальной собственности, Россия) Интеллектуальная собственность, авторские права, патенты. © РНИИИС

Яндекс.Метрика

Powered by Joomla 1.7 Templates